Уголь топливо

В Иркутске прошла межрегиональная научно-практическая конференция по проблемам угольной промышленности нашей области. С инициативой о ее проведении выступило АО «Востсибуголь». Обсудить сложные вопросы топливно-энергетического комплекса изъявили желание специалисты из Бурятии, Читы, Хабаровского края и Евросоюза (проект ТАСИС). По составу участников, а их собралось более восьмидесяти человек, конференция оказалась очень представительной — международного уровня.

— Цель, которую мы преследуем, весьма проста, но актуальна: обменяться мнениями, выяснить позиции всех сторон в развитии угледобывающей отрасли, — заявил ведущий, генеральный директор Востсибугля Иван ЩАДОВ.

45324Сегодня «ВСП» знакомит своих читателей с некоторыми выступлениями, которые раскрывают ситуацию в базовой отрасли экономики, дают оценки и прогнозы на перспективу.

— Угольщики работают в условиях системного кризиса, как в России, так и в Приангарье, — подчеркнул, открывая конференцию, первый заместитель губернатора Валентин МЕЖЕВИЧ — Он тяжело отражается на отрасли, поскольку главный потребитель ее продукции — промышленность, которая снизила объемы производства до 49,1 процента к 1990 году. Это и определило судьбу предприятий Востсибугля. Положение усугубляется еще и неплатежами — у потребителей угля нет денег, которые все активнее заменяются суррогатами( бартер, векселя, взаимозачеты).

Поэтому нам предстоит решить уравнение с тремя неизвестными, от которых зависит, что будет с угольной отраслью. Удастся ли поднять промышленность, реализовать газовый проект «Ковыкта-Ангарск» и передать электроэнергию в Китай? Тогда появятся гарантии в наращивании добычи местных углей и получении «живых» денег. Задачи эти нелегкие, и надо попытаться найти оптимальные решения.

Михаил СЕМЕНОВ, председатель комитета по промышленности и предпринимательству администрации области: «Варианты неопределенности»

— Топливно-энергетический потенциал Приангарья с 1990 года заметно сократился: производство электроэнергии — на 27, добыча угля — на 49, переработка нефти — на 54 процента. На снижении угледобычи сказался весь комплекс проблем, порожденных проводимыми реформами. Основные среди них — снижение оборотных средств предприятий, взаимные неплатежи, высокие железнодорожные тарифы, рост себестоимости топлива и другие факторы.

Будущее состояние рынка ТЭР определяется экологической обстановкой в крупных городах и в зоне Байкала, избытком электроэнергии, значительными запасами нефти, газа, освоение которых пока неясно по срокам.

По доле потребления угля (среди других энергоносителей) Иркутская область стоит на четвертом месте в мире (41%), уступая Китаю (76), Польше (73) и Австралии (44). После нефтяных кризисов 70-х годов мировое сообщество начало придавать углю повышенное внимание, считая его надежным источником энергии. В России и нашем регионе идет как бы иной процесс — стремление заменить его углеводородным сырьем.

С нашей точки зрения, развитие угольной отрасли будет проходить в диапазоне граничащих сценариев — оптимистического и пессимистического. По первому варианту, с учетом благоприятной конъюнктуры, предполагается рост добычи угля к 2001 году до 13,9 млн. тонн. Худшие опасения — дальнейший спад до 10,3 млн. тонн. Дальняя перспектива потребностей в угле зависит от реализации газового проекта и экспорта электроэнергии в КНР, его удешевления, повышения качества, а следовательно, и расширения рынков сбыта.

Учитывая, что газ в нужных объемах поступит в энергетику не ранее 2010 года, концепцию развития угольной промышленности необходимо строить на принципах энергобезопасности на этот период. Уголь по-прежнему остается стратегическим видом энергоресурсов, стабилизирующим фактором в энергообеспечении экономики и населения. У этого топлива большие возможности уже в ближайшем будущем стать конкурентоспособным с нефтью и газом.

Но в этом направлении угольщикам Восточной Сибири придется приложить огромные усилия по реструктуризации Востсибугля, совершенствованию технологии добычи и переработки угля, структуры управления во всех звеньях хозяйствования.

Исаак БАРАШ, технический директор Востсибугля: «Мы не сгущаем краски»

— Все прежние программы развития нашей отрасли базировались на стабильных объемах потребления топлива ТЭЦ Иркутскэнерго, заводами АНХК, другими предприятиями, и был неограниченный спрос на Дальнем Востоке. В рыночных отношениях по-иному формируется топливный баланс в регионах. Решающее значение для потребителей угля играют его цена, степень воздействия на окружающую природу. Привносятся и местные субъективные причины (редко политические), которые осложняют деятельность шахтерских коллективов. Все это вместе взятое и определяет конкурентоспособность черемхово-тулунских углей на рынках сбыта.

Кроме того, в последнее время промышленники меньше ценят уголь как топливо и химическое сырье, уповают на предстоящую газификацию. На наш взгляд, торопятся.

Поэтому мы считаем: давно назрела необходимость в такой конференции. Выработанные ее рекомендации могут служить основой программы функционирования ТЭК. Что же мы имеем сейчас? В Черембассе, отметившем вековой юбилей добычи угля, два разреза объединились в один с суммарным объемом в 3,6 млн. тонн в год. Замечу, максимально в шахтах и открытым способом там поднималось на-гора свыше 20 млн. тонн (в 1987 году). В Тулуне работают Азейский мощностью 3,8 млн. тонн и строящийся Мугунский, где в прошлом году добыто 2,5 млн. тонн.

Действующие разрезы (старые) сработали участки и поля с благоприятными условиями эксплуатации. Теперь добывают малые пласты угля при огромной их вскрыше. Ввод новых перспективных площадей задерживается из-за отсутствия финансирования. Возможности к увеличению добычи на этих разрезах, по существу, исчерпаны.

Программой реструктуризации Востсибугля для их поддержания на уровне прогнозируемой потребности в угле предусмотрено строительство первой очереди разреза «Мугунский» — до 10 млн. тонн в год. Важность его обоснована несколькими постановлениями правительства. Однако третий год стройка не финансируется из госбюджета, а работы ведем собственными средствами и силами. И уже в текущем году здесь намечено добыть 3,5 млн. тонн бурого угля. Дальнейшая его судьба зависит от позиции Минтопэнерго (выделит ли капвложения) и потребностей в топливе предприятий энергетики Иркутской области и Дальнего Востока.

Нам очень хочется убедить потребителей, власти регионов в том, что нельзя относиться к угольной отрасли с мерками «все мы — субъекты рынка, и каждый должен выплывать сам». Такое отношение чревато непредсказуемыми последствиями, если будут продолжаться маловодный цикл на Байкале, водохранилищах Ангарского каскада, суровые зимы, не придет газ с Ковыкты да и отрежут поставки топлива с КАТЭКа. Тогда срочно потребуется уголь в больших количествах. А горно-добывающее предприятие — не завод, где можно остановить конвейер, станки и снова запустить. Прекращение добычи угля, подготовки вскрыши и т.д. требуют времени, быстро возобновить работу горняков невозможно.

Многие, от кого зависит решение проблем стабилизации угледобычи, полагают, что угольщики сгущают краски: если добывали ранее 20 млн. тонн, то 15-18 — совсем несложно. Это заблуждение. Беды угольщиков касаются всех, потому что природное топливо, при всех сложностях, остается гарантом безопасности и независимости энергетики и теплоснабжения в Сибири.

В концепции социально-экономического развития Иркутской области на 1998-2001 гг., наряду с освоением Ковыктинского газоконденсатного месторождения и передачей электроэнергии в КНР, должна быть заложена государственная и областная поддержка расширения мощностей Мугунского разреза. Со своей стороны Востсибуголь изыскивает пути стабилизации положения в отрасли. С начала года возросли добыча и поставки угля, на треть и более снижены цены на продукцию. Достигнуты эти показатели за счет роста производительности труда, сокращения численности персонала, экономии фонда зарплаты. И резервы далеко не исчерпаны.

Свое отношение к газовому проекту мы выразили однозначно. Свой газ Приангарью нужен, но главным образом, как сырье для химзаводов, газификации сельских и городских квартир, а на последующих этапах — экспорт его в третьи страны, чтобы получить инвестиции для модернизации теплоэнергетики, увеличения бюджетных поступлений. И, конечно, мы всячески поддерживаем экспорт электроэнергии в Китай, готовы к широкому сотрудничеству с энергетиками. Реализация этого проекта требует повышенного внимания к угольщикам.

Сергей КУИМОВ, первый зам. генерального директора Иркутскэнерго: «Опора ТЭК-индустрия»

— Электростанции Иркутскэнерго потребляют 50 процентов угля, добываемого в Иркутской области. Востсибуголь мы всегда рассматривали как стратегического партнера и заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве при соблюдении баланса взаимных интересов. Для нас они выражаются в поставках качественного и, подчеркиваю, дешевого топлива, угольщики, в свою очередь, имеют надежный рынок и платежи, в том числе и «живыми» деньгами, что очень важно. Благополучие наших предприятий на региональном уровне зависит исключительно от «здоровья» нашей промышленности, которую мы обеспечиваем энергоносителями.

В прошлом году наши ТЭЦ сожгли 11,3 млн. тонн угля, в том числе — 8,2 местных. Выработка электроэнергии и тепла с каждым годом уменьшается. Можно говорить о том, что экономика области пребывает в таком состоянии, что не оставляет нам никаких надежд на увеличение потребления энергоносителей (угля и тепла). Перспектив на федеральном оптовом рынке электроэнергии, я думаю, тоже нет.

В этих условиях мы давно ищем рынки по электроэнергии. По существу, завершена разработка ТЭО на передачу электроэнергии в Китай, для чего будет построена ЛЭП протяженностью 2600 км, мощностью 3000 киловатт, с перетоком ежегодно до 18 млрд. киловатт-часов. Протянуть эту линию можно за четыре года, для чего потребуется 1,5 млрд. долларов инвестиций.

Реализация этого проекта даст толчок развитию нашей энергосистемы — загрузить мощности ТЭЦ в первую очередь, а следовательно, возрастут потребности в угле, оживет Востсибуголь. Появятся новые рабочие места у энергетиков, угольщиков, железнодорожников, строителей. Улучшится финансовое положение региона в целом и обеих компаний. Мы предлагаем угольщикам принять активное участие в продвижении проекта в правительственных структурах. При этом можно дополнительно выработать на ТЭЦ 9-14 млрд. кВт/час. электроэнергии, на что потребуется до семи миллионов тонн угля. Большая доля его может быть местной, если выдержит конкуренцию по качеству и стоимости с Катэковским.

К 2005 году следует ожидать еще одного конкурента — газ Ковыкты, но он не должен быть пугалом, его не стоит бояться. Наша точка зрения: никто не даст денег на реализацию газового проекта. Чтобы его подать с месторождения в Ангарск, надо 700 млн. долларов. Их можно только заработать, и сделать это по силам Иркутскэнерго совместно с Востсибуглем. Если сегодня за уголь рассчитываются плохо, то инвестиции не придут. То есть сначала построить ЛЭП в Китай, а на вырученные средства за электроэнергию осуществить газовый проект…

Федор СЕЛИКОВ, начальник техуправления РУСИА-Петролеум: «Газ чуть дороже угля, но…»

— У нас складывается впечатление: не будь газового проекта, всем было бы легче. Мы с такими мнениями не согласны, и вот почему. Идея создания нашей компании связана с тем, чтобы скорее подать газ в южные города Приангарья. За последние годы резко поднимались цены на нефть (до мировых), продукция нефтехимии стала дорогой и не выдерживала конкуренции на рынке. Практически заводы АНХК, выпускавшие такие товары, остановлены. Чтобы их возродить, нужно иное, дешевое сырье. Им будет газ.

К тому же сложная экологическая обстановка в городах Шелехове, Иркутске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Саянске. Приход туда голубого топлива и перевод предприятий на него сделают их чище.

По нашим расчетам, рентабельность проекта достаточна на добыче уже 5 млрд. кубометров газа. Правда, цена его будет выше, но зато у него ряд достоинств. Указ президента России и предусматривает увеличение использования газа в энергетике в экологически неблагополучных районах и для газификации села. Эти задачи намерены мы решить.

Проект предусматривает прокладку двух труб газопровода и одну — конденсатопровода до пос. Магистральный, где можно будет получать дизтопливо для своих нужд.

Контуры зарубежного проекта также просматриваются, однако на пути его воплощения немало препятствий. Кое-кто из специалистов предлагает отложить его реализацию, привязав к энергомосту Братск — Пекин. Мы считаем, что следует детально просчитать экономику всех проектов, делать их экспертизу и совместными усилиями продвигать…

Ульрих ХЕНА, менеджер проекта ТАСИС (Германия): «Шанс у Востсибугля есть»

— Наша группа из 12 специалистов, представляющих разные страны Евросоюза, второй год работает над проектом трансформации европейского опыта в реструктуризацию АО «Востсибуголь». Основная его цель — оказать помощь в организации конкурентоспособной компании, способной играть активную роль в экономическом возрождении региона, выработать практические мероприятия в создании прибыльного сектора экономики, имеющего долгосрочные перспективы. Некоторые рекомендации уже реализуются на разрезах.

Наши специалисты предлагают умеренные концепции реструктуризации. Надо дать шанс существующим разрезам приспособиться к рыночным условиям. Для этого необходимо снижать производственные затраты за счет сосредоточения добычи угля на лучших участках, проводить единую техническую и ценовую политику. По нашим предложениям объединены Черемховской и Сафроновский разрезы, то же самое следует сделать с Азейским и Тулунским, но там есть организационные преграды. Желательно завершить строительство Мугунского и Тугнуйского.

Принципиальная модель организационной структуры — должна сохраниться единая угледобывающая компания с централизованным управлением. В рамках такого АО возможна разработка комплексных стратегий для адаптации в изменяющихся условиях. Целостность Востсибугля позволит сбалансировать экономические результаты между трудовыми коллективами и избежать социальной напряженности.

При одинаковых условиях Востсибуголь может выдержать конкуренцию с Ирша-Бородинским разрезом на рынке угля в Иркутской области; если же местные политики дадут соседям льготы, то своих угольщиков будут вытеснять. Европейский опыт и ноу-хау реструктуризации угольной промышленности многих стран полезны, применимы и для Востсибугля.

— Все чаще слышим рассуждения о том, что черемховский уголь никому не нужен. К сожалению, никто ни в одном проекте не проанализировал социальные последствия снижения или полного прекращения угледобычи в Черембассе. На предприятиях Востсибугля занято 46 процентов стотысячного населения города. Угольщики обеспечивают людей водой, связью, объектами культуры и спорта, заботятся о ветеранах труда. В то же время социальная обстановка у нас очень напряженная.

Запасы угля в нашей земле вполне достаточные, чтобы добывать его много лет. Создана хорошая инфраструктура. Нужны лишь детальные, комплексные исследования по использованию топлива. Каменный уголь — отличное сырье для химии, котельных, если их усовершенствовать, как в Германии, и для других отраслей. Сегодня этими проблемами никто не занимается.

По моему мнению, нужна аргументированная оценка газового проекта, в нем необходимо предусмотреть меры социальной защиты высвобождаемых с разрезов горняков. Черемховцы не должны оставаться в неведении, что творится с углем…

Р.S. С любопытными сообщениями выступили на конференции эксперт по социальным вопросам проекта ТАСИС, англичанин Грег Кейзер, мэр Тулунского района Александр Ташлыков, научный сотрудник Института нефтеуглесинтеза Станислав Мельник, председатель комитета по охране окружающей среды Юрий Удодов. Принята резолюция, в которой отражены рекомендации по стабилизации и развитию угледобычи в регионе. Впервые за десять лет, собравшись вместе, смежники ТЭК нашли между собой понимание проблем, обозначили пути их решения. Конкретные результаты скажутся позже, непосредственно на разрезах и фабриках. Пожелаем шахтерам успехов немецкой поговоркой: «Счастливо наверх!»