Губернатор берет на себя тяжелые обязательства, чтобы уберечь область от краха

Волна шахтерских протестов, прокатившаяся по России, естественно, не миновала Челябинскую область. Однако у нас ситуация не дошла пока до запредельной черты, хотя, казалось, уже никто и ничто не сможет остановить наших шахтеров «лечь на рельсы» в районе Потанино. И шахтерский митинг в Челябинске, состоявшийся неделю назад, был последней каплей протеста перед началом «рельсовой войны». Уже раздавались призывы садиться в автобусы и ехать перекрывать железнодорожные пути. Но на митинг неожиданно для многих приехал Сумин.

Губернатор в последнее время не очень часто появлялся на людях. Кое-кто уже отпускал язвительные комментарии по этому поводу, но недоброжелатели Сумина могли воочию наблюдать, что кредит доверия к нему не исчерпан. На митинге выступал настоящий Сумин, такой, каким его привыкли видеть многие: доступный, понятный, убедительный. Как говорят, если уж научился плавать, то не разучишься. Так и Сумин: если уж дано ему находить общий язык с людьми, то этого не отнимешь.

— Не собираюсь вступать в перепалку или оправдываться, — заявил он. — За труд надо платить. Область несет огромные потери, но вы проявляете выдержку, и огромное вам спасибо за это. Мы еще как-то держимся по сравнению с другими регионами, хотя платежи в бюджет и Пенсионный фонд резко сократились. Можно кричать «Сумина в отставку!». Я не снимаю с себя вины, я губернатор и никуда не уйду от шахтерских проблем. Нам нужны вы, ваши семьи, ваш труд. И когда говорят, что мы возимся с нашим не очень качественным углем, проще закупать его в других регионах, я категорически против подобных высказываний. Кто так говорит, тот ни черта не понимает в экономике! Я больше потеряю как губернатор, если мы будем кормить другие области и республики и махнем рукой на вас, ваши семьи.

Сумин не любит, когда на него «идут с дубинкой», он лучше понимает людей в нормальном, спокойном разговоре. Примечательно, что даже в самые трудные моменты шахтерских волнений он не последовал примеру руководителей других шахтерских регионов и ни разу не «перевел стрелку» на Москву. Сумин предельно ясно дал понять, что будет нести ответственность за положение дел в угольной отрасли региона, но наравне с руководством объединения «Челябинскуголь». Он дал очень тяжелое для себя обещание шахтерам: с мая выплачивать текущую зарплату, и не кастрюльками, а «живыми» деньгами. Предложил подписать трехстороннее соглашение между администрацией, «Челябинскуглем» и трудовым коллективом шахтеров. Сейчас уже можно с уверенностью сказать, что именно принципиальная и честная позиция губернатора в открытом разговоре с шахтерами уберегла область от тяжелейшего кризиса, если не сказать — от краха. Легли бы шахтеры на рельсы — встали бы металлургические предприятия, и жизнь бы в области остановилась.

За эти несколько дней люди увидели губернатора в деле. В область не приехали экстренно высокие московские правители только потому, что на Южном Урале губернатор смог сам договориться с шахтерами. Он не «тушил пожар». Он говорил с людьми на понятном для них языке…