Надзора за охраной недр

Минеральные ресурсы являются базисом развития отечественного производства и во многом определяют экономический потенциал России.

Ведущее место в экспорте занимают топливно-энергетические ресурсы (45 %), черные, цветные и благородные металлы, алмазы, нерудное сырье (22,5 %).

Россия сохраняет лидирующие позиции в минерально-сырьевом секторе мира. В ее недрах заключено 12—13 % общемировых разведанных запасов нефти, 32,2 % — газа, 11,4 % — угля, 26,6 % — железных руд, 10,4 % — свинца, 14,9 % — цинка, 31 % — калийных солей. По разведанным запасам никеля, меди, золота, серебра, платиноидов, алмазов Россия занимает 1—3-е место в мире.

324354Даже в условиях экономического кризиса и спада добычи полезных ископаемых из недр доля России в мировом производстве минерально-сырьевой продукции составляет: нефти — 9 %, газа — более 24 %, угля — 5,4 %, товарных железных руд — около 7 %, меди — 6 %, никеля — 20,2 %. Россия стоит на 2-м месте в мире по добыче металлов платиновой группы и алмазов.

В настоящее время наметился рост добычи основных видов минерального сырья. Так, в 1999 году по сравнению с 1998 годом на ряде ведущих предприятий возросла добыча таких видов полезных ископаемых, как:
— железные руды — ОАО «Стойленский ГОК» на 10,6 %, ОАО «Лебединский ГОК» — 9,6 % (Белгородская область); ОАО «Михайловский ГОК» — 9,5 % (Курская область); ОАО «Ков-дорский ГОК» — 20 %, ОАО «ОЛКОН» — 4,6 % (Мурманская область); ОАО «Коршуновский ГОК» — 22,1 % (Иркутская область); ОАО «Качканарский ГОК» — 9,4 % (Свердловская область);
— медные руды — ОАО «Башкирский МСК» — 36,2 %, ЗАО «Бурибаевское РУ» — 29,1 % (Республика Башкортостан); ОАО «Гай-ский ГОК» — 4,4 %; ОАО «Урупский ГОК» — 37,6 % (Ставропольский край); АООТ «Сафьяновская медь» — 11 % (Свердловская область);
— апатитонефелиновые руды — 11,2 % ОАО «Апатит» (Мурманская область);
— калийные соли — 16,7 % ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит» (Пермская область).

Почти повсеместно отмечается увеличение или стабилизация объемов добычи драгметаллов. Так, в Хабаровском крае она возросла на 23,8 %, Амурской области — на 8 %, Магаданской области — на 3,8 % , Алтайском крае и Республике Алтай — на 3 % и т.д.

За 7 месяцев 2000 года в отношении к соответствующему периоду 1999 года добыча нефти и угля возросла на 4,9 %, железной руды — на 8,6 %. В целом объем промышленного производства за указанный период в топливной отрасли возрос на 4,8 %, черной металлургии — 21,5 %, цветной металлургии — на 14,1 %, химической и нефтехимической — на 17,9 %, строительных материалов — на 10,4 %.

С оживлением горнодобывающего сектора экономики напрямую связаны перспективы возрождения отечественной индустрии. В связи с этим возрастает значение вопросов рационального и комплексного использования минерально-сырьевых ресурсов, влияющих на повышение экономической эффективности деятельности горных предприятий и продление срока их службы. Также возрастает ответственность органов Госгортехнадзора России за обеспечение рационального и комплексного освоения ресурсов
недр.

В повышении уровня рационального и комплексного использования запасов можно выделить ряд приоритетных направлений:
— обновление проектной документации на разработку месторождений полезных ископаемых;
— техническое перевооружение производств по переработке минерального сырья, внедрение прогрессивных и малоотходных технологий;
— осуществление мероприятий по обеспечению безопасного ведения горных работ в сложных горно-геологических условиях и охрана недр при ликвидации горных предприятий и объектов;
— переоценка запасов, находящихся на учете действующих горных предприятий;
— обновление нормативной базы охраны недр, включая вопросы учета и нормирования потерь полезных ископаемых при их добыче и переработке;
— укрепление систем производственного контроля за решением вопросов охраны недр, повышение роли и значения геолого-маркшейдерских служб организаций-недропользователей.

Проектная документация на значительном количестве горных предприятий устарела, не соответствует реальным условиям разработки месторождений, а в случае разработки месторождений общераспространенных полезных ископаемых зачастую отсутствует.

Так, около 40 % имеющейся проектной документации по нефтяным и газонефтяным месторождениям России нуждается в пересмотре. Отмечены случаи ввода в разработку нефтяных месторождений по устаревшим проектным документам (Тюменская область), расхождения фактических и проектных показателей по фонду скважин и соответственно по добыче углеводородов.

Например, ОАО «Юганскнефтегаз» в течение 9 лет разрабатывает в Тюменской области Восточно-Правдинское месторождение нефти по проекту пробной эксплуатации, который не был утвержден в установленном порядке. При этом в нарушение законодательных требований добыча нефти и газа ведется из запасов, не прошедших государственную экспертизу, из которых отобрано свыше 30 % начальных извлекаемых запасов нефти.

Дороховское нефтяное месторождение в Пермской области (ОАО «Лукойл-Пермнефть») разрабатывается с 1984 года по технологической схеме, не отвечающей реальным особенностям месторождения. Это произошло из-за того, что вплоть до ноября 1999 года государственной экспертизы запасов не производилось.

В Республике Дагестан практически по всем месторождениям необходим пересмотр проектной документации, а на месторождениях Шамхал-Булак и Восточное-Сухокумское, разрабатываемых ОАО «Роснефть-Дагнефть», она отсутствует.

Работу, начатую в рамках плановых тем Госгортехнадзора России этого года, по проверкам проектной документации и соблюдения законодательных требований при дорожном строительстве нужно продолжить. При этом целесообразно шире практиковать рассмотрение сложных и медленно решаемых вопросов в Госгор-технадзоре России, обсудить состояние дел в проектировании на очередном семинаре службы охраны недр.

Многие обогатительные фабрики работают на оборудовании 60-70-х годов выпуска, что ведет к неоправданно высоким потерям полезных компонентов, некомплексному использованию минерального сырья. Между тем опыт отдельных предприятий показывает наличие значительных экономических резервов за счет совершенствования технологии переработки.

На ООО «Дальневосточная горная компания» за счет введения дополнительного цикла флотации потери меди в хвостах сократились на 2,9 %, олова — 2,8 %. В Иркутской области на всех золотодобывающих предприятиях в 1999 году организованы сбор и до-
полнительная переработка шлиховых продуктов (хвосты доводочных операций), в результате чего получено золота на сумму 21 млн рублей. На ЗИФ рудника «Кубака» (Магаданская область) применены высокоэффективные технологии переработки, внедрено новое оборудование, что позволило достичь извлечения золота 97 %, серебра — 87,5 %, при извлечении в целом по области от 75 до 87% и от 87 до 92,3%.

Мероприятия по реконструкции АНОФ-2 на ОАО «Апатит» (Мурманская область) позволили повысить величину товарного извлечения Р2О5 на 0,5 % по сравнению с плановыми показателями. При обогащении апатитонефелиновых руд в 1999 году расширено производство эгиринового концентрата на ОПУ «Пигмент» до 600 т в год, создано производство титано-магнетитового концентрата мощностью 600 т в год, увеличены объемы производства нефелинового концентрата с 885 тыс. т до 910 тыс. т.

На Высокогорском ГОКе за счет флотации меди из хвостов в 1999 году получено 1850,3 т меди в медном концентрате, что на 50 % больше, чем в 1998 году. На обогатительной фабрике Турьинского медного рудника переработано 2870 т медистых магнетитов с получением как медного, так и железного концентрата, при извлечении в соответствующие товарные продукты меди — 86,67 % и железа — 72,5 %.

Продолжается выполнение программы «Переработка техноген-ных образований в Свердловской области». Перерабатываются шлаки доменного и сталеплавильного производства Нижнетагильского металлургического комбината, как текущего производства, так и лежалые. Аналогично перерабатываются шлаки на Северc-ком и Алапаевском металлургических заводах. Извлекают из шлаков железо, ферромарганец (Алапаевск), а также получают щебень, песок и другие строительные материалы.

В тех случаях, когда горнодобывающие предприятия имеют финансовые возможности, но из-за недальновидной политики своих руководителей и акционеров не принимают мер по внедрению передовых технологий, нужно объединять усилия с администрациями субъектов Российской Федерации, территориальными органами МПР России и включать в условия лицензий на пользование недрами конкретные условия по обновлению и модернизации основных фондов.

В отдельных регионах не решены проблемы обеспечения безопасности подрабатываемых зданий и сооружений, сохранности месторождений.

В 1999 году для обеспечения сохранности зданий и сооружений от вредного влияния горных разработок в Пермской области на предприятиях ОАО «Сильвинит», ОАО «Уралкалий» были значительно увеличены объемы закладочных работ выработанного пространства в целях предотвращения техногенных катастроф и обеспечения безопасности населения городов Березники и Соликамск. Объемы закладочных работ в 1999 году в целом по месторождению выросли почти на 20 % и достигли 9,59 млн м3 (8,0 млн м3 в 1998 году).

Вместе с тем оценка обстановки с безопасной эксплуатацией и охраной недр Верхнекамского месторождения калийных солей показала, что угроза аварийных ситуаций техногенного характера до настоящего времени не снята. В результате добычи калийных руд большая часть жилой и промышленной застройки, расположенной на территории Верхнекамского месторождения, оказалась подработанной, и по состоянию на 1 января 2001 года объемы незаложенных пустот составили около 66 млн м3, в том числе под городами Березники и Соликамск — 24 и 3 млн м3 соответственно.

Остро стоят вопросы ликвидации горных предприятий. Так, в угольной промышленности из 156 шахт и 5 разрезов, включенных в «Перечень убыточных шахт и разрезов», в различной стадии ликвидации находятся 149 шахт и 4 разреза. В 1999 году, по данным Госгортехнадзора России, техническая ликвидация была завершена на 116 шахтах. При этом программа ликвидационных работ по направлению «Ликвидация последствий вредного влияния горных работ», которая напрямую связана с созданием безопасных условий, как на ликвидируемых шахтах, так и на действующих смежных шахтах выполнена только наполовину.

При производстве ликвидационных работ имеют место нарушения требований действующего «Эталона ТЭО (проекта) ликвидации шахты (разреза)», несоблюдения требований по охране недр. Работы по ликвидации шахт ведутся без достаточного финансирования, особенно по охране недр и окружающей среды, рекультивации земель, нарушенных горными работами.

Общая площадь земель, подлежащая рекультивации согласно проектам ликвидации шахт, составляет 10 158 га. Однако за период с 1999 по 2000 гг. рекультивировано лишь 725 га нарушенных земель (7,1 % проектного объема). Отстают или откладываются на неопределенный срок работы по засыпке провалов, ликвидации горящих отвалов горных пород. Несвоевременно решаются вопросы по защите от загрязнения питьевых водозаборов (шахта «Западная» ОАО «Тулауголь»). Практически не изучена проблема воздействия массового затопления выработанного пространства шахт на региональную экологическую обстановку, подтопление территории жилой застройки.

Ликвидация бесхозных горных выработок должна вестись в первую очередь за счет использования специализированных горных налогов, таких, как отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы и платежи за пользование недрами. Горные налоги еще при Петре I вводились исключительно для обеспечения нужд горного дела. Все разговоры об отсутствии источников финансирования не имеют оснований. Они есть, и их более чем достаточно для решения вопросов охраны недр. Только используются горные налоги большей частью нецелевым способом. Поэтому нужно активнее подготавливать предложения о включении мероприятий по охране недр в территориальные бюджеты и настойчивее их отстаивать. Госгортехнадзор России на федеральном уровне такую работу уже начал проводить. Непринятие своевременных мер в будущем приведет к резкому увеличению издержек на ликвидацию негативных последствий и снижению общей экономической эффективности горнодобывающего комплекса.

Государственная экспертиза запасов полезных ископаемых действующих предприятий осуществляется низкими темпами, соответствующие рекомендации ГКЗ МПР России зачастую не выполняются. Особенно актуальна эта проблема для угольной отрасли. При согласовании годовых планов развития горных работ нужно шире требовать включения в число мероприятий по охране недр переоценку запасов в ГКЗ МПР России.

Многие нормы и правила охраны недр не обновлялись с 70-х и 80-х годов и не соответствуют условиям рыночной экономики. Поэтому на 2001-2002 годы намечен пересмотр Единых правил охраны недр при разработке твердых полезных ископаемых (ЕПОН). В целях создания правовых основ нормирования потерь в условиях рыночной экономики также намечена подготовка проекта Инструкции по определению, нормированию и учету потерь твердых полезных ископаемых. При этом предполагается распространить действие ЕПОН на общераспространенные полезные ископаемые.

На большинстве горных предприятий не внедрены системы производственного контроля за охраной недр, низок статус работников геологических и маркшейдерских служб, медленно внедряются прогрессивные технологии в производство геолого-маркшейдерских работ, включая геоинформационные системы. В этой связи Управлением подготовлен проект Положения о геолого-маркшейдерском обеспечении промышленной безопасности и охраны недр, который в настоящее время находится на апробации в Минюсте России. Положение предназначено для замены типовых положений о геологической и маркшейдерской службах, которые фактически утратили свою силу.

Для реализации указанных приоритетных направлений необходимо внести серьезные коррективы в методологию надзорной деятельности за охраной недр.

С этой целью необходимо повышать уровень нашего экономического и правового мышления, рассмотрения вопросов и совершенствовать организационную структуру службы.
Вся наша деятельность должна рассматриваться через призму экономики. Нам нужно научиться более полно оценивать свои успехи и недостатки посредством экономических критериев. Существующая методика экономической эффективности нашей деятельности через величину дополнительно собираемых налогов с объемов сохраненных запасов только в малой степени отражает реально приносимую горным надзором обществу пользу. Мы должны научиться доказывать руководителям горных предприятий, что деньги, вложенные в техническое оснащение геолого-маркшейдерских служб, обновление проектной документации, сохранение запасов — это выгодное размещение капитала, повышающее экономическую эффективность производства.

Мы еще недостаточно осознали важность правовых, юридических вопросов в условиях рыночной экономики. У нас нет ни одного прецедента решения проблем охраны недр через суд. Пройдет немного времени, и судебные процессы станут повседневной обыденностью в нашей надзорной деятельности, а инспекторский состав пополнится многочисленным отрядом юристов. Уже в ближайшее время резко возрастет значение юридической обоснованности выдаваемых предписаний.

Широко бытующая у нас практика решения вопросов охраны недр, устранения нарушений законодательства на уровне почти исключительно геолого-маркшейдерских служб предприятий — вчерашний день. Сегодня нужно работать с акционерами предприятий, с администрациями и законодательными собраниями субъектов Российской Федерации.

Закреплять требования охраны недр через условия лицензий на пользование недрами, законодательные решения. Вся наша деятельность должна вестись на фоне широкой гласности с использованием средств массовой ин формации, с информированием депутатского корпуса, полномоч ных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах. Без формирования общественного мнения о том, что рациональное использование запасов полезных ископаемых — главного источника нашего благосостояния — является необходимым условием обеспечения экономической безопасности России, существенно повысить эффективность надзора за охраной недр невозможно.

Практика надзора показывает, что распыление инспекторского состава охраны недр по различным структурным подразделениям снижает эффективность работы. Служба охраны недр каждого территориального органа должна быть собрана воедино и представлять собой коллектив единомышленников. Более того, нужно развивать взаимодействие подразделений охраны недр разных территориальных органов. Шире практиковать кустовые совещания, семинары, совместные проверки предприятий. Одной из мер укрепления такого сотрудничества должно стать составление общего списка службы охраны недр Госгортехнадзора России с телефонами и краткой характеристикой их специализации и доведения его до территорий, с тем чтобы каждый инспектор без труда мог посоветоваться с любым иным представителем службы, занимающимся решением сходных проблем.

Мы должны осознавать себя единой службой, одним коллективом, имеющим богатую и славную историю. Именно эти цели преследовали последние публикации в «Маркшейдерском вестнике» по истории горного надзора. Ведь весь Госгортехнадзор России развился из службы охраны недр, и это накладывает на нас особую ответственность.
В заключение разрешите поздравить всех вас с нашим общим юбилеем — 300-летием Приказа Рудокопных Дел. Уже в этом Приказе служили офицеры и подьячие, занимавшиеся надзором за рудными делами, и в первую очередь за правильностью разработки месторождений полезных ископаемых.

Желаю вам успешной работы, приобретения новой интересной информации, полезных знакомств и плодотворного вклада в наше общее дело.

В.В. Грицков, Начальник Управления по надзору за охраной недр и геолого-маркшейдерскому контролю