Проблемы энергетики

«Наше великое завоевание — единая энергетическая система, ее дробить нельзя! Мы должны научиться правильно ею управлять. Люди просто не понимают, что такое энергетика, им нужно объяснить, чтобы энергетиков все любили… Да ведь энергетика — это не просто нажал кнопку, и лампочка зажглась! Станции — сложнейший организм. Специалисты там работают квалифицированнейшие. От одного неверного движения зависит судьба половины Свердловской области. Энергетиков, я еще раз повторяю, надо любить и уважать, потому что мы не Аргентина, не Бразилия, мы страна с суровым климатом, а свет и тепло — это жизнь. Энергетика — это основа жизни».
Из интервью первого заместителя главы правительства Свердловской области, председателя энергетической комиссии Николая Данилова, опубликованного в газете «Энергетик» (N1 за ноябрь 1998 года).

«Наша энергосистема — это супермонополия, другой такой нет», «на первое место выдвигаются корпоративные интересы, а отнюдь не государственные», «энергетический рынок — не та сфера, где могут диктовать условия только корпоративные амбиции и частнособственнические интересы»… «Но пока монополия незыблема. Те тарифы, которые предлагает АО «Челябэнерго», практически всегда утверждаются комиссией по энергоснабжению. За счет повышения тарифов энергетикам зачастую удается поправлять свое финансовое положение в части задолженности перед кредиторами. И будь у предприятий возможность выбора, уверен, что экономика «Челябэнерго» выглядела бы несколько иначе».

543253Из интервью первого заместителя губернатора Челябинской области Владимира Уткина, опубликованного в газете «Деловой Урал» (N27 за 27 ноября 1998 года).

— Вячеслав Павлович, нормальное состояние энергосистемы, ее способность обеспечивать жизнедеятельность области, во многом определяется готовностью работать в зимних условиях. Готова ли наша энергосистема к зиме?

— В Россию зима приходит всегда. И это ни для кого не сюрприз. Отопительный сезон 1998-1999 годов, по прогнозам синоптиков, будет в среднем на 1 градус холоднее прошлого, а это требует создать дополнительные запасы по РАО «ЕЭС России» на 7 миллионов тонн условного топлива больше, чем в минувшем году (по АО «Челябэнерго» это составляет 66 тысяч тонн условного топлива).

Сложности с подготовкой к прохождению осенне-зимнего максимума, перебои с энергосбережением на Дальнем Востоке — вся эта негативная информация последнее время непрерывно поступала к нам из газет и с экранов телевизоров.

Челябинская область среди «кризисных» регионов не числится. Это говорит о том, что челябинские энергетики к зиме подготовились. Холода на прошлой неделе подтверждают мои слова: ситуация с энергоснабжением у нас остается стабильной. Но какой ценой это дается, известно немногим.

Постоянные перебои с поставками челябинского угля летом и осенью текущего года осложнили заготовку необходимого количества топлива для прохождения осенне-зимнего максимума. Поэтому «Челябэнерго» пришлось загружать по минимуму собственные станции и весь поступающий уголь направлять на создание зимнего запаса. Челябинские угольщики справедливо требовали и требуют «живых» денег за отгруженный уголь, один из самых дорогих в России! И сегодня «Челябэнерго» — единственная из 72 энергосистем России, которая платит шахтерам 32 процента денежными средствами, в то же время собирая со своих потребителей чуть более 15 процентов.

— Как изменилась ситуация в 1998 году по сравнению с прошлым годом?

— В 1997 году мы подняли объем производства на 11,5 процента. Эта энергия использована внутри Челябинской области. Ее потребители — наши предприятия и население. В тот период цены на промышленную продукцию у нас в области возросли на 5,7 процента, а в этом году еще на 5,3 процента (без инфляционной составляющей, подросшей совсем недавно). А в то же время тарифы для промышленности снижены на 2,5 процента, небольшое, но все же снижение.

Другой показатель тоже интересный: электропотребление в промышленном производстве возросло на 5,2 процента. То есть мы никого не «задавили», никого не «утопили» и никого не пустили под банкротство, как это хотят преподнести наши оппоненты. Доля энергетических затрат в готовой продукции промышленности снизилась на 10 процентов. То есть мы для наших потребителей не стали дороже, а сделали все, чтобы промышленность работала.

В 1998 году ситуация сложнее. В августе с начала финансового кризиса резко снизилась оплата за потребленную энергию и особенно поступления денежных средств. Бывали дни, когда энергетики не получали и десятой доли за отпущенную энергию от сотен тысяч своих потребителей.

Например, Челябинский электрометаллургический комбинат снизил среднемесячные платежи денежными средствами за потребленную энергию с 13,9 миллиона рублей в 1997 году до 6 миллионов рублей в 1988 году, Кыштымский медеэлектролитный завод — с 2,7 миллиона рублей до 1,7 миллиона.

Сегодня тяжело отражается на экономике «Челябэнерго» банкротство наших потребителей. В итоге почти 800 миллионов рублей, заработанных акционерным обществом, заморожено. Это безвозвратные долги, деньги, которые мы не сможем отдать газовикам, угольщикам…

Между тем энергетики по мере сил сдерживали рост тарифов. Последние два года у нас стабильные тарифы — одни из самых низких на Урале. У нас самые низкие тарифы для сельских потребителей и населения. Но низкие тарифы влекут за собой перекрестное субсидирование, которое ложится тяжелым грузом на промышленные предприятия.

С 17 августа мы живем в условиях высокой инфляции и… неизменных тарифов на энергию. При такой инфляции тариф реально подешевел. До бесконечности это продолжаться не может. К примеру, «Свердловэнерго» уже повысило в полтора раза тарифы для экспортно ориентированных предприятий Свердловской области. Как же устанавливаются тарифы?

Естественная монополия и ее деятельность регулируются региональной энергетической комиссией (РЭК). В принятии тарифов на электрическую и тепловую энергию последнее слово за ней. Правила игры диктуются именно комиссией и российским законом об естественных монополиях, а не энергетиками.

Действующие с 1 февраля 1998 года тарифы приняты при активном участии Ассоциации промышленников и банкиров Челябинской области. В тарифе доля капитальных вложений составила 393 миллиона рублей вместо необходимых 600 миллионов рублей, хотя в «Программе развития и реконструкции топливно-энергетического комплекса Челябинской области до 2005 года», принятой областным Законодательным собранием, на 1998 год на эти цели было утверждено 1126 миллионов рублей.

Эти средства были необходимы для ввода в эксплуатацию 2-го энергоблока Челябинской ТЭЦ-3, завершения строительства подстанций, крайне необходимых для жизнедеятельности таких городов, как Южноуральск, Миасс, Троицк, реконструкции Троицкой ГРЭС… Из-за недостаточного финансирования эти работы практически остановлены. Дефицит инвестиций ведет к кризису воспроизводства основных фондов. Износ же оборудования АО «Челябэнерго» составляет более шестидесяти процентов. Сегодня сэкономим на тарифах — завтра потеряем гораздо больше.

Уменьшая капитальные вложения, снижаем надежность, увеличиваем риск аварийности. Убрали из тарифа инвестиционную составляющую — повысили степень износа оборудования. Энергетика, лишенная средств на капитальное строительство, — это энергетика без будущего.

— «Челябэнерго» во многом определяет нормальную жизнедеятельность области. Что нужно сделать прежде всего для его стабильной работы?

— Нужно разумно, взвешенно выстраивать приоритеты. Надо научиться платить деньги. Если мы не научимся у себя в области платить по установленным тарифам, то у нас не будет запаса прочности. Сегодня все кредиторы требуют, чтобы с ними рассчитывались: «Челябинскуголь», Казахстан, «Тюменэнерго», «Башкирэнерго», газовики и т. д. Если мы не заплатим какую-то долю «живыми» деньгами за топливо, его просто не будет. Примеры под рукой: недогруз собственных станций. А ведь вырабатываемая на своем оборудовании энергия всегда дешевле покупной: оплатить надо только топливо.

Сегодня стоит блок 200 мВт на Южноуральской ГРЭС. Только привези топливо — и работай. А эти 200 мВт, вырабатываемые ЮУГРЭС, будут дешевле 200 мВт, закупленных у «Тюменэнерго»! И для области явная выгода: чем больше будет произведено продукции, тем больше налогов получат бюджеты. Но наши потребители не хотят рассчитываться за энергию. Вот в этом вся проблема.

— Вячеслав Павлович, в последнее время много копий сломано вокруг Троицкой ГРЭС. Что происходит со станцией, каково ее влияние на ситуацию с энергоснабжением области?

— Челябинская область в настоящее время является энергодефицитной. Энергию область докупает на стороне. Зависимость от покупной энергии снижает нашу энергетическую безопасность. Решить эту проблему можно было бы с помощью Троицкой ГРЭС.

С 1 января прошлого года Троицкая ГРЭС передана в доверительное управление АО «Челябэнерго». Хорошее это управление или плохое, судите сами.

Уже с самого начала доверительного управления дела станции пошли на поправку: были улучшены все производственные показатели, снижены удельные расходы условного топлива на отпущенную электроэнергию на 25,6 г/кВт.ч, тогда как в советские времена снижение по стране удельных расходов топлива на 1 г/кВт.ч считалось большим достижением.

В 1997 году выработка электроэнергии ТГРЭС выросла в 2,4 раза по сравнению с 1996 годом. Да в этом году ожидается рост 130 процентов к уровню прошлого. Троицкая ГРЭС нормально подготовлена к зиме. Запасы угля на 26 октября составили 330 тысяч тонн, а на начало доверительного управления (1 января 1997 года) они были почти в 10 раз меньше. Нам удалось сохранить социальную стабильность в коллективе. Есть всего один показатель, по которому мы имеем серьезный минус: мы плохо рассчитались с Троицкой ГРЭС, уровень расчета — 73 процента. Вот основной упрек в адрес «Челябэнерго». Но наша ли это вина?

— Как складываются отношения с экибастузскими угольщиками и Казахской железной дорогой?

— Экибастузский уголь доставляется по Целинной железной дороге. Она периодически выдвигает требования оплачивать свои услуги только денежными средствами. Иначе грозят прекратить поставки угля на станцию. Поэтому ТГРЭС приходится периодически разгружать.

Но нас волнует не только эта проблема. Для поддержания станции в работоспособном состоянии надо проводить большую реконструкцию котлов, систем приема, разгрузки, хранения угля, пылеприготовления, золошлакоудаления и т. д.

Необходимо довести выбросы окислов азота, серы, пыли до нормативных. Для этого требуется строительство объектов сероазотоочистки на месте первой очереди станции, которая используется для теплоснабжения Троицка.
Чтобы провести реконструкцию станции с минимальными потерями, необходимо переводить Троицкую ГРЭС на совместное сжигание угля и природного газа. При переводе станции на газ будут сняты ограничения с котлоагрегатов. Установленная мощность станции возрастет до 2155 мВт. Не будет уже такого интенсивного, как на угле, износа оборудования, увеличится выработка энергии при снижении ее стоимости. В результате укрепится энергетическая безопасность области.

— Как вы относитесь к критике в адрес энергетиков?

— Энергетики, защищая свои интересы, защищают интересы области. Меня тревожит тенденциозная направленность критики в наш адрес. «Монополист» — ругательное слово. Давайте разбираться в нашей монополии, но разбираться квалифицированно. Не должно быть чисто эмоциональных выпадов по адресу монополий. Если хотите «посмотреть» монополистов, смотрите по закону. Все данные по «Челябэнерго» находятся в государственных структурах — в региональной и федеральной энергетических комиссиях. И когда передергивают факты, говоря о том, что рентабельность в РАО «ЕЭС России» 80 процентов, а в «Челябэнерго», наверное, такая же, это вызывает недоумение. В 1998 году рентабельность «Челябэнерго» была 14 процентов, а по итогам 9 месяцев она уже составляет 10,8 процента.

Мы контролируемы и совершенно прозрачны, но контролировать нас должны те, кому это положено по закону, а не те, кому просто хочется. Преподносили нас недавно как виновника остановки ЧЭМК. Я считаю, что эти обвинения, мягко говоря, несправедливы. В чем суть? Электрометаллургическому комбинату давали нормально работать. Он имел ограничения по энергопотреблению крайне редко, даже тогда, когда были сложности в подаче электроэнергии потребителям, которые регулярно платят. Что же получили в итоге нашей совместной работы? В прошлом году за 8 месяцев комбинат заплатил нам 125 миллионов рублей. В этом году, когда поступление денежных средств на комбинат значительно возросло, за тот же период — 51. Между тем все деньги от ЧЭМК идут только челябинским шахтерам.

Во многом проблемы энергетиков, о которых мы говорили, порождены неплатежами, а страдают население, пенсионеры и те же предприятия. Если ситуация не изменится, то беды, о которых много кричат, не минуют Челябинскую область.

Александр Петров