Кто не согласен?

15 и 16 января в Кузбассе работала делегация правительства России во главе с премьером Евгением Примаковым. Заседание Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС), на которое прибыли высокие правительственные чины, рассмотрело 15 вопросов, в том числе важнейшие: ситуацию в угольной отрасли и проект федерального бюджета на 1999 год. Ожидаемого противостояния региональных властей и федерального центра не произошло — практически все участники прошедшего совещания расценивают его как одно из самых значительных в истории МАСС.

Свой визит в Кузбасс Евгений Примаков начал с посещения расположенной в центре Кемерова часовни памяти погибших шахтеров. Церемония должна была напомнить премьеру о проблемах, для решения которых он сюда прибыл.

UkraineВозможно, поэтому на заседании МАСС вопрос социально-экономического состояния угольной отрасли обсуждали едва ли не полдня. Инициаторы заседания стремились убедить правительство сместить акценты в ТЭК России с газа и нефти на уголь как основной энергетический ресурс. С докладом об этом выступил губернатор Кузбасса Аман Тулеев. По его данным, на долю Сибири приходится 75% всех разведанных российских запасов угля. В то же время один из крупнейших в России угольных бассейнов — Кузбасс — оказался в критической ситуации (на него пришлась половина общероссийского падения добычи угля), что влечет за собой обострение социальных проблем, проявления которого были ярко продемонстрированы в ходе шахтерских волнений прошлого года.

Второй основной вопрос, которому уделили внимание главы сибирских регионов, — федеральный бюджет. Прогнозируемый дефицит в 30% вызвал закономерный протест: в регионах хорошо понимают, что реальный дефицит будет гораздо выше. Руководители территорий не согласны и с заложенным в проект бюджета принципом формирования доходов. Например, раньше 25% поступлений от налога на добавленную стоимость зачислялось в региональный бюджет. Сейчас эта норма сокращена до 15%. Вызывает опасения снижение финансовой помощи регионам и в первую очередь сокращение федерального фонда поддержки субъектов Федерации. Если в 1997 году он составлял 52,9 млрд рублей, то в проекте на 1999 — только 33,7 млрд.

Напор губернаторов на центр был, конечно, заметным. Это можно было почувствовать и в выступлении Амана Тулеева, пугавшего правительство социальными и экологическими бедами, которые следуют за закрытием убыточных шахт. И в как всегда колоритной речи Александра Лебедя, пославшего в президиум стопку видеокассет, сделанных на одном из атомных заводов Красноярского края, и требовавшего защитить отечественного товаропроизводителя. И в коротком, но требовательном выступлении по проекту бюджета-99 губернатора Новосибирской области Виталия Мухи, отметившего, что общий дефицит местных бюджетов в 1999 году ожидается не в 61,4 млрд, как считает правительство, а в 166 млрд рублей.

Однако опытный дипломат Примаков легко снял многие вопросы губернаторов. Уже на первых минутах заседания МАСС, во время речи Амана Тулеева, премьер бросил реплику, что финансирование угольной промышленности будет увеличено, вопреки первоначальному проекту бюджета, с 5,8 млрд руб. до минимум 6 млрд в I полугодии и до 11-12 млрд в целом за год.

Правда, дальнейшей «раздачи слонов» не произошло. Вперед себя Примаков выпустил вице-премьеров Вадима Густова и Геннадия Кулика. Они принялись убеждать губернаторов войти в положение правительства и поддержать бюджет — жесткий, но очень нужный. Евгений Примаков, не дискутируя по поводу конкретных претензий глав регионов, предложил, например, решать вопросы управления госсобственностью путем передачи представителям территориальных властей половины мест в советах директоров предприятий с государственной долей собственности. Впрочем, премьер, не отказываясь от своей части ответственности за проблемы регионов, тут же заводил разговор об ответственности на местах. В итоге Примаков призвал губернаторов быть единым целым с центром и «восстановить единую вертикаль в виде совместного решения общих проблем». Противостояния не получилось.

Надо сказать, что обсуждение угольно-энергетических проблем с переходом к предъявлению требований с мест натолкнулось на еще одно серьезное препятствие в лице Анатолия Чубайса. Председатель РАО «ЕЭС России» просто предложил губернаторам подумать над тем, к каким экономическим и социальным последствиям приведут многие их предложения: уменьшение абонентской платы региональных АО-«энерго» РАО «ЕЭС России» — к прекращению строительства ЛЭП и электростанций, передача электростанций в региональную собственность (предложение Александра Лебедя) — к росту энерготарифа и так далее. Высказав свое мнение, Чубайс спокойно покинул заседание.

В итоге совещание пошло по накатанной: каждый из ораторов представлял свою проблему, редакционная комиссия готовила резолюцию, правительство обещало прислушаться к пожеланиям регионов. Было ясно, что Евгений Примаков приехал в Кемерово в первую очередь как дипломат — чтобы объявить основные параметры своей «сибирской политики». Премьер согласился практически со всеми предложениями. Например, список поручений правительству по реализации первоочередных мер в угольной промышленности Сибири насчитывает 16 позиций. Среди них: разработка федеральной целевой программы реструктуризации угольных предприятий, создание государственного комитета угольной промышленности (члены МАСС предлагали, правда, восстановить одноименное министерство), разработка федерального закона «О порядке поставок угольными предприятиями энергетических углей региональным энергетическим компаниям по ценам ниже себестоимости» (что дает возможность обходиться без лишних посредников). В отношении претензий губернаторов по проекту бюджета-99 премьер дал поручение до 3-го чтения бюджета в Госдуме еще раз «пропустить» бюджеты всех субъектов через Минфин, чтобы разобраться с их реальными доходами и кредиторской задолженностью. Видимо, размеры трансфертов будут увеличены. Например, для Новосибирской области, по словам председателя областного совета депутатов Виктора Леонова, требуется 2,5 млрд рублей, но местные власти согласны и на удвоение первоначально определенного области трансферта (310 млн). C учетом пожеланий регионов должна быть скорректирована и налоговая база.

Однако уступки, на которые согласился центр, имели четко обозначенные границы, дальше которых правительство идти не собиралось. Наглядным примером такой ограниченной уступчивости стало подписанное 15 января соглашение с администрацией Кемеровской области.

Обе стороны, премьер и губернатор Кузбасса, постарались представить соглашение как средство совместного решения проблем и как пример построения отношений центра с регионами. Согласно документу, правительство России назначает в советы директоров угольных компаний Кузбасса представителей от администрации области в количестве не менее 50% «от общего числа представителей по соответствующему пакету акций, находящихся в собственности Российской Федерации». Другим положением соглашения предусмотрено, что продажа федеральных пакетов акций угольных компаний и проведение инвестиционных конкурсов будет проходить отныне «по согласованию» с региональной властью. Последней уступкой, непременным подарком московского гостя кузбасскому хозяину, стало положение соглашения, по которому федеральная часть средств, полученных от продажи федеральных пакетов акций угольных компаний «Кузбассразрезуголь» и «Южный Кузбасс» (около 180 млн рублей), направляются на дополнительное финансирование расходов господдержки угольной отрасли Кемеровской области.

Вряд ли можно признать значительными сделанные Москвой уступки Кузбассу. Что касается управления угольными компаниями, то у федеральных властей при новом раскладе сил в советах директоров все равно осталось фактическое право вето на важнейшие решения, принимаемые в угольных компаниях от лица государства. Ведь деньги на проведение господдержки отрасли и уж тем более на инвестиции есть только у центра. В самом Кузбассе уже есть крайне неудачный опыт местного контроля над угольной компанией «Облкемеровоуголь»: областная администрация постоянно задерживает перечисление дотаций, и весь прошлый год прошел под знаком постоянных забастовок и пикетов горняков. Нельзя считать существенной уступкой положение соглашения, по которому продажа федеральных пакетов акций угольных компаний Кузбасса будет теперь проходить «преимущественно на коммерческих конкурсах с инвестиционными и (или) социальными условиями», а условия конкурсов «подлежат согласованию с администрацией Кемеровской области». Дело в том, что самые привлекательные угольные компании Кузбасса («Южный Кузбасс» и «Кузбассразрезуголь») уже проданы и в частных руках оказалось около 45% добычи угля в регионе.

Зато, уступив в малом, правительство получило полное право спрашивать с администрации Тулеева за происходящее в регионе. Сам Аман Тулеев на пресс-конференции после подписания соглашения признал, что с него глава правительства сможет теперь жестко и открыто спрашивать за стабилизацию социально-экономического положения в области. Так, практически без особых усилий и затрат, сугубо дипломатическими средствами Евгений Примаков сумел получить то, чего не могли добиться его предшественники на посту главы правительства, — контроль над положением дел в едва ли не самом горячем российском регионе.

ИГОРЬ ЛАВРЕНКОВ, ЮРИЙ ПРОКОПЬЕВ